In the middle of nothing you can say anything you want, посему даже не буду объяснять, откуда у блога появился еще один автор, со стилем настолько похожим на основного.

Все события и герои вымышлены. Любые совпадения с реально существующими личностями, городами, медикаментами, учреждениями здравоохранения Тюмени и т.п. совершенно случайны.


29/07/2016 12:35

Началось все с вопросов (“Я это справшиваю у всех”), знаю ли я, какое сегодня число, примерное время, и где я сейчас нахожусь. Несмотря на рутинность и улыбки довольно удручающе звучало, возможно потому что чуть ли не впервые в жизни ставились под вопрос/сомнение какие-то основы мышления, то, что всегда воспринимается как очевидное.

Никаких грат на окнах, очень милое помещение, на стенах репродукции импрессионистов. О том, что за место, не говорило вообще ничего, похоже скорее на офис какой-то продвинутой компании.

Первое, что мне было сказано, после того как меня решили туда принять, что мест нету, и что они меня попросят какое-то время полежать у их соседей на “Станции 4” вместо (“моей”) третьей. Выбора особо не было, я согласился.

“Идите в регистратуру, скажите им, что мы вас приняли в четвертую станцию, но потом возвращайтесь обратно ко мне в третью.”

Начало неплохое. Решеток не видел, никаких замков особо не видел, одежда нормальная, вокруг много проводов (после всего, что я читал, наличие проводов и ремней для меня маркеры предполагаемой адекватности находящихся в помещении). Проблем нету вообще.

Это чудесно, что каждое лето сюрреальнее следующего, и уже третье лето подряд думаю, что жестче не будет — а судьба мне каждый раз подсовывает что-то еще более непредсказуемое и странное, чем я думал вообще возможным для себя.

Ах, нет, рано порадовался, что что проблем нету и что ничего не напоминает о том, где нахожусь. Слышу крики с коридора, то ли плачь, то ли истерический смех, не могу понять. Медсестры сразу побежали туда

Тот же день, 15:30

Отлично. Станция 4, оказывается, занимается реабилитацией людей с зависимостями. Все лица, за исключением моего и еще двух, выглядят как результаты поиска в Гугл по “meth addict“. Серьезно, вполне буквально. У многих наколки, полагаю — то, что в родных местах назывались бы блатными. Немецкий язык уровня … ну, Der Spiegel так не пишет. И произношение намного более диалектное, чем я вообще где-либо слышал.

Второй вопрос соседа по комнате (после “Как зовут”) — “So was hast du genommen?” — очень хочется перевести как “На чем сидишь?”

Мобильные выдают два часа по вечерам. Первые три дня я не имею право выходить из здания, потом — могу, но только по территории больницы. Это первые ощутимые ограничения свободы.

Чувствую, что выделяюсь на фоне всех. Мне это довольно дискомфортно.

Перед сном

Мне кажется, что за следующие пару дней я прочитаю тупо все, что у меня есть.

30/07 — День второй

Характерно, что по ТВ самое популярное — околокриминальная хроника. Полиция в разговорах местами тоже мелькает.

Вообще это как тюрьма. Свои порядки, свои реалии, свои традиции, совсем другой мир.

В мини-кухне много-много чаев, все, кроме тупо_зеленого и тупо_черного. Травяные, каркаде, ромашка, …. (Огр. кофеина?)

Вечером

На ТВ постоянно около-криминальные сериалы. Местами — с faux-оперативной съемкой, где много кровяки на асфальте и одежде. Откровенно наигранно, но все же, меня это удивляет, мы все же в больнице соотв.  характера — вдруг кровь на асфальте кого-то СТРИГГЕРИТ?

Каждый вечер и каждое утро — давление + АЛКОТЕСТЕР, два раза в неделю анализ мочи — предполагаю, на наличие наркотиков. Как-то даже унизительно.

Смысла нахождения тут пока что не вижу вот никакого, и начинаю немного страдать от вынужденного безделия и осознания бессмысленности.

Перед сном

Беру свои слова обратно, не только ментовские сериалы. Только что все с живейшим интересом смотрели какую-то околокухонную программу (не было ментовский сериалов?), где ходили по улицам и спрашивали людей, как они жарят мясо. Отлично показывает уровень скуки.

Бессмысленность, гребанная бессмысленность.

ІІІ день (вс), утро. 

Был на т.н. “Patientenvortrag”. Сюрреально до жути. Ассоциации с Анонимными Алкоголиками/Наркоманами.

–Меня зовут Х, у меня было тяжелое детство. В 16 лет мой лучший друг умер от героина, с тех пор я был зависим от Х, У, Z, A, B, C. Я тут пятый раз…

— Я У, я пробовал все, что вообще существует. Я потерял работу, семью, …

— Как ты потерял семью?

— Ну, …

И все в таком стиле. Чисто разговоры пациентов друг с другом, без врачей/медсестер в комнате. куда я попал

Вечер

Только что медсестра ходила по Станции, заглядывала в окна, за растения, подходила к подоконникам.

Я:

— Что-то ищете?

— Да. Пациента!

Оба смеемся.

Занавес.

Еще более вечер

По телевизору показывали программу о заброшенной психбольнице, наполненную всеми клише которые вообще существуют. Ироническая улыбка на лице всех присутствующих.

***

— И тогда бабушка мне говорит: “Ты же хотел в Вермахт, а не в аграрный университет?” Я ей: “Бабушка, теперь это называется Бундесвер!”

***

В столовке:

Парень лет 25, моему соседу по комнате:

— Ты когда-то пробовал кокаин?

— Ага.

— И как оно?

— Круто! (“Geil!”)

Сосед по комнате. Выглядит на 20 лет старше, чем есть, четвертый раз в этой больнице из-за зависимости от алкоголя + кокаина, довольно яркий человек

День пятый. 

Отличнейшие постеры везде. “Новая жизнь начинается с первого шага”. “Верь в себя!” И фотографии каких-то цветов, гор, рассветов.

Познакомился с парнем лет 25 на улице.

— Как долго ты тут?

— Около двух месяцев.

— Ого! И сколько еще?

— Недель 8-10, мне говорят.

(…)

— Я сюда пришел с 6 диагнозами, сейчас сузили до трех.

— А чем занимаешся в жизни?

— Строю пианино. (Мгновенные ассоциации с Гинсбергом и “and rose up to build harpsichords in their lofts” ((Howl)))

02/08 

Сегодня к нам приехали Анонимные Алкоголики из соседнего города, направлять людей на путь истинный. Их было двое. Классика: “Здравствуйте, я Х, и я алкоголик.”

Мило было то, что один стал алкоголиком, когда был студентом по обмену в Иркутске.

Вспомнил молодость и нарисовал его портрет,пока он говорил:

6J15GP8IbQ8

“По этому телефону можете звонить 24/7, там всегда вам ответит алкоголик.”

Вечером

Смотрел по ТВ “Назад в будущее”. Уже привыкаю к этим вечерам, они почти уютные.

03/08 — до ужина

В конце концов на третьей Станции. Не могу поверить.

Утро началось с того, что постель на колесиках, а колесики не были зафиксированы. Как раз когда пришла медсестра в палату мыть пол, я спал, подвинулся к стене, кровать РЕЗКО поехала, я РЕЗКО проснулся и инстинктивно оттолкнулся от стены на кровать, чтоб не упасть, кровать поехала аж к другой стене палаты, я все еще сонный быстро встаю с нее, пол мокрый, и я сразу падаю обратно на кровать, которая едет к окну. Это все за 2-3 секунды. Неприятно так просыпаться

Медсестра раньше работала на Четвертой Станции, той, которая “зависимости”, еще на самом начале. Говорит, что их жизни там в основном учили русские. Что они понятия не имели, к примеру, что можно пить одеколон или лосьон после бритья. Еще рассказывала про оружие, которое они находили, когда обыскивали вещи пациентов при поступлении. Находили, среди прочьего, ножи, штыки, гранаты (!), газовый пистолет.

За обедом тут на Третьей Станции разговоры совсем другого характера: рецепты “моим детям это нравится”, “моя мама так делала”. И — о Боже мой  — бутерброды едятся ножом и вилками. Такого на Четвертой Станции не наблюдалось. Около телевизора тут не пачки сигарет и пустые упаковки из-под чипсов, а недоделанные вышивки. Очень контрастно. По вечерам местная публика играет в шахматы, шашки, карты. Смотрит телевизор, но уже не сериалы про ментов. Уровень скуки тот же, что и на Четвертой.

***

“Nastiuscha, ich will dich heiraten” — слушал разговор за ужином о том, что “русские” мультики намного лучше старых местных.

***

В журнале про войну нашел чудеснейшую фразу:

Wenn wir das, was wir erlebt haben, nicht nacharbeiten, war es sinnloss

Если мы то, что пережили, не переосмыслили/отрефлексировали, то оно было бессмысленным.

Очень ценная мысль.

***

Мы слышим только голоса победителей

***

Тут тоже свои чудесные постеры. “Человек должен вырезать свою жизнь из того дерева, которое у него есть”.

***

У входа в здание две скорые, две полицейские машины и толпа людей в форме. Такое тут раз в 3-4 дня, судя по всему.

***

— Я пока тут была потолстела на 3 кг.!

— О Боже! Это из-за еды?

— Та нет, не из-за еды, это все грёбанные таблетки! (Scheißmedikamenten)

— Может таки еда?

— Нет! — Медсестра подходит. — О, дайте пожалуйста мне еще один йогурт!

— Не могу, у вас диета!

— Ну пожааалуйста!

— Не могу! — Уходит. Сосед по столу подсовывает ей свой йогурт.

— Спасибо!

06/08 — перед сном

День рождение у пациентки тут. Ей все нарисовали стенгазету с поздравлениями и отпечатками рук, она плакала.

Еще увеличили в два раза дозу моей таблетки, которая как побочный эффект убирает эмоции. Страшно думать, что будет дальше. Feelings? Who needs feelings? I don’t need any feelings!

***

— Там дома, за ними еще дома, и там я провела детство. Там раньше был магазин с запчастями для мотоциклов, маленькое кафе какого-то китайца. А еще там был концертный зал, где периодически бывали какие-то фестивали даже. Сейчас этого всего нету. Дома остались, но самой жизни, которая была, там уже нету.

***

Сегодня рассмотрел детальнее поле, на котором играют в шахматы и шашки. Оно заклеено БИНТОМ! Черт, именно так все должно быть.

Пока две вещи напоминают о том, где я — кровати на колесиках и то, что многое ремонтируется подручными материалами.

09/08 Вечер

— Я сегодня последний день тут. Посетила все терапии, но было сложно, так как я уже одной ногой дома. Я хотела всем дать эти шоколадные конфеты, с которыми я познакомилась тут, благодаря моей депрессии. Я их ела тут невероятное количество, они всегда меня принимали такой, какой я есть, и никогда ни в чем не обвиняли.

11/08 — Перед сном (?)

Еще более странный день, чем обычно. Господи.

Depressionsrunde — что-то вроде “давайте соберемся все вместе и поговорим о депрессии”.

Это была жесть.

Речь шла о причинах депрессии как болезни, и соотв. много людей повспоминали много нехорошего.

Руководил всем местный терапевт, логичный и профессионально ото всех эмоций дистанциированный человек, показывающий сочувствие натренированными выражениями лица и движениями. Рассказала о причинах депрессии и предложила каждому взять по камушку для каждой причины, которую человек в себе видит, и положить их в стакан, находящийся посередине комнаты, и наполовину наполненный водой, при желании сказав пару слов. Как я понял, то, что уровень воды поднимается, должно символизировать, что все это в сумме создает депрессию, а то, как через какое-то время вода должна была вылиться из стакана, должно было символизировать то, что депрессию можно победить. Логично. Но в любом случае этого не произошло, т.к. плохо было рассчитано количество воды, но всем было уже все равно на тот момент.

Уже на самом начале люди сидели в полукруге с торжественно-опечаленными лицами (что интересно, я на Depressionrunde повстречал троих самых веселых людей на этаже, что меня удивляет больше, чем должно было бы), но когда люди начали бросать камушки, началась жесть. Людей по очереди прорывало.

— У  меня мама была очень строгой в детстве, никогда не разрешала общаться с друзьями, — камушек, “травматическое детство”. — Потом у меня депрессия в семье,  — еще камушек, “генетика”, и начинают сильно дрожать руки, — у бабушки была очень сильная депрессия, и она повесилась, когда мне было… — Начинает плакать, бросает оставшихся три камушка в общее направление стакана, ему помогают дойти до стула.

— Меня муж бросил сразу после рождения ребенка, — камушек, — а в это время я должна была много работать и ухаживать за больной матерью, — камушек, “хронический стресс”, — и с тех пор все… так… — плачет.

Половина людей уже сидят с откровенно влажными глазами, около трети плачут.

Тогда же узнал, что мою соседку по столу (тот очень положительный человек, который Scheißmedikamenten) изнасиловали дважды в молодости и что у нее хронические боли в ногах, от которых ничего не помогает, и много-много подобного. Терапевт пытался говорить что-то о том, что “вылившаяся вода” символизирует то, что мы избавляемся от этого всего, но ее никто не слушал. Атмосфера была сюрреальной до ужаса, все вв кругу сидят и почти все плачут. Смотрел на гору камней и думал о том, что печально, что в жизни может твориться такое количество мути.

Атмосфера в Третьей Станции была очень подавленной аж до следующего утра.

12/08/16 — перед сном.

Сосед по комнате:

— Знаешь, что?

— Что?

— Вот выйду отсюда, в жизни не прикоснусь ни к одному гребанному кроссворду!

И на самом деле вот да. Четко осознаю, что все, что тут происходит, приобретает очень характерный привкус, который будет всегда напоминать о больнице. Книги, которые я читаю, вещи, которые делаю, вообще сам город Фуртверк.

А так типичные и почти уютные вечера: мой сосед решаает кроссворды, я читаю или пишу этот дневник, периодически перебрасываемся какими-то словами, или он меня что-то спрашивает (только что спросил название второй книги Моисея — Exodus, у меня Библия лежала как раз на тумбочке).

Продолжаю рисовать комикс, сегодня нарисовал две большие красивые страницы.

xn3cZNc-Ecw

13/08 — утро

— Мне нужна еще одна таблетка, чтоб эти врачи меня начали понимать. Хотя я итак принимаю уже 10. А, нет, вчера еще одну добавили — 11. Зато теперь могу заказывать на одну булочку меньше. — Залпом выпивает 11 таблеток с ладони.

13/08 — после ужина. 

— Сестра, у вас есть винные бокалы? (“Haben Sie Sektgläser?”)

В субботу-воскресенье из около 20 пациентов остаются 5-6, и обед-ужин за одним столом, который пытаются украсить все, как могут, или скатертью, или красиво расставляя салфетки. В полупустой Третьей Станции царит очень уютная атмосфера.

***

— У них в этом большом журнале записывается все, что мы говорим и то, что говорят о нас. Они мне проговорились, что там записано даже то, что я работала в Штази — хотя я в Штази никогда не работала!

Уровень слежки меня самого шокирует. В журнал действительно записывается очень многое, кто что делает, кто с кем говорит, кто на что жалуется, и так далее. Все разговоры с персоналом сразу становятся достоянием всего персонала. Они это делают довольно незаметно, но особо не скрывают. Я не удивлюсь, если сейчас за мной кто-то наблюдает с окна с бинокля и записывает “13/08, 20:10, сидит на лавочке у входа и пишет в блокнот.”

Врач:

— Фрау Ц., как вы себя чувствуете?

— Довольно нервно, на самом деле

— Персоналу это внешне малозаметно.

— Серьезно?

Врач:

— Ага.

Все:

— Вы что, очень заметно! Она постоянно очень зажата, … и …

Врач:

— А, я рада, что вы все беспокоитесь друг о друге!

(После тупо каждой реплики медсестра в углу что-то записывает)

***

— Как там эта таблетка, которая помогает мне просыпаться? S… Sn… Sp…

— Speed?

***

Музыка на фоне по радио в столовке.

— Потанцуем?

— Не смешно! Я сейчас в депрессивной фазе. Вот дождись, как начнется маниакальная фаза (“wenn ich manisch bin“), я на полном серьезе тут бы танцевать начала!

***

Füße warm, kopf kalt, du wirst hundert Jahre alt. Kopf kalt, Füße warm, das macht jeder Doktor arm.

Занятнейший разговор в столовке. Пустая столовка, полутемнота, только я и он, по телевизору программа о грибах.

— Понимаешь, с 1968 года время стало течь быстрее, только мало кто этого замечает. А быстрее оно начало течь потому, что Земля стала быстрее крутиться!

— Почему стала быстрее крутиться?

— Я не знаю, но это так! Вот у тебя бывает, что голова резко начинает кружиться? Это твоя нервная система так реагирует на ускоряющуюся Землю! Люди, которые за стенами больницы, этого заметить не способны, у них недостаточно чувствительная нервная система для этого! И глобальное потепление из-за этого же — ускоряется Земля, увеличивается трение между Землей и атмосферой, и оттуда выделяется температура!

Потом парочка аргументов за глобальне потепление в качестве доказательства правильности этой теории.

Я уже думал о том, как деликатно подойти к теме, не шизофрения ли у него случайно, но он сам об этом заговорил. Не шизофрения.

Его проблемки из той серии, которые мог бы описать Сакс: депрессия + плохая связь между зрением и обработкой зрительных сигналов.

— Вот иду, вижу стену. Знаю, что это барьер, знаю, что пройти через нее не могу. Но я не останавливаюсь, четко зная, что то стена. Вижу стену, продолжаю идти, вижу стену, продолжаю идти, ударяюсь об стену. Между зрительным сигналом “стена” и необходимым действием “остановиться”, у меня буффер в 3-5 секунд. Решил пойти к врачу после того, как проехал на красный свет на перекрестке — опять же, четко зная, что то красный свет, и что нужно остановиться.

Вс. 14/08 — после ужина

— Я знаю, зачем эти ограничения по времени для мобильных телефонов — чтоб мы не могли фотографировать эту еду, которую они нам дают!

Энный день подряд много картошки в меню, что служит темой очень оживленного обсуждения. Сегодня еда была у многих совсем печальная и невдохновляющая, картошка с чем-то непонятным (по меню это овощи,но никто так и не смог определить, что это за овощи). Все сошлись на том, что повару необходимо как можно быстрее покончить с собой, — что меня удивило, учитывая обстоятельства и специфику жанра (больная тема для многих тут, все же) — ожидал чуть более чувствительного отношения к теме. Хотя опять же, шуточки про психиатрию, депрессию и самоубийство я способен принять только от людей, лично знакомых с темой, и ни от кого больше. Я имею право над этим смеяться столько, сколько мне комфортно, но вот только я, точка.

***

Вечный фон скорых. По жизни привык, что оно приближается, достигает пика, и отдаляется. Тут они только приближаются и ВСЕ, замолкают. Это ужасно.

***

Дочитываю Евангелие от Луки.

Вс 20:00

Чудесная сцена, описывающая атмосферу.

Больница на краю города, за ее территорией видны ПОЛЯ.

Сегодня там был комбайн.

Лавочка. На ней 6 человек. Сидят, молчат. С живейшим интересом смотрят на комбайн.

Он ездит туда и обратно. Туда и обратно.

Все молчат и смотрят на него. Туда и обратно.

Отлично передает уровень скуки.

***

Разговорился с одним знакомым парнем на лавочке. Думал, он наркоман, — нет, шизофреник. Так и живем.

***

А вообще, возможно, основное, что дает жизнь тут, кроме медицины и покоя, — (взаимо)понимание. Ну, когда “я устал” или “у меня нету настроения” воспринимаются серьезно, тебе не нужно придумывать какую-то головную боль. Никто не будет тебе говорить взять себя в руки, ибо сами знают, КАК это, just how debilitating those symptoms can be, если там замешана психиатрия.

Еще, внезапно, понимаю, что 2.5 недели без своей музыки и вообще почти без музыки. Наверное рекорд в жизни. Сегодня вот первый день. Настроение — достать стопки, огурцы, что там еще типично советского, включить ДДТ или Высоцкого какого-то и СТРАДАТЬ.

***

—  Живу в комнате с ней три недели, сегодня впервые увидела, как она улыбнулась.

19/08

— Сколько кругов?

— 7!

— Ого! Шел или бежал?

И тут осознание, что в общем-то тут ответ не очевиден. Что тут много людей, для которых пройти пешком 7 кругов вокруг больницы это подвиг.

Завтра будет ровно три недели как я тут.

***

Опять Depressionsrunde. Сегодня рассказывали про таблетки.

— Кто мне может сказать, какой гормон делает счастливыми?

— Шоколад?

(…)

— Какой главный  побочный эффект Seroquel? — Молчание. — Фрау К., может вы знаете, вы его принимали?

— …?

— …Голод?

— Ах да, точно, голод, я и забыла! У меня его кстати не было!

— Был он у вас!

(…)

— Прелесть антидепрессантов в том, что сначала проявляются все побочные эффекты, а только потом, через 2-3 недели, они начинают работать. Впрочем мы как раз по побочным эффектам определяем, насколько конкретная таблетка на человека может работать, — если есть побочные эффекты, это значит, что она скорее всего скоро может начать действовать.

(…)

— Кто может мне сказать положительные эффекты Lorazepam’a? … Фрау М., вы вроде принимали его тут какое-то время?

— У меня не было ни одного из них.

— Ах, точно. А побочные у вас были?

— Да, все до единого.

— Точно, точно, вспомнила вас!

***

Депрессивные разговоры на лавочке у входа в больницу. Уровень тлена почти невыносимый, я в жизни не встречал людей, способных логически функционировать на таком зашкаливающем уровне печали и бессмысленности. Я вообще не знал, что такие разговоры могут существовать. Ну, это как “я не знал, что по пьяни можно нести такой бред, меня обычно отрубает до того, как я дохожу до такого состояния”.

***

— “Учения дона Хуана”? Это эротический роман, да?

***

Медсестра:

— Итак, сегодня мы…

— О Бооооже, где вы купили такую чудесную кофточку?

— О, это я купила в…


 

Через недельку загружу сделанные в относительной неволе комиксы. Вообще невероятно продуктивное время. Читаю 100-200 страниц в день, много думаю, много отдыхаю. Увидим, что из этого получится.

Over and out.

(Y)

4VosXJm8n7E