Показавшиеся мне интересные мысли из книги “Теория практического мышления”

ВВЕДЕНИЕ

[…]Вместе с тем, я все глубже убеждался в том, что само по себе знание логики не учит ни критическому, ни исследовательскому мышлению, хотя, безусловно, прибавляет ему строгости и порядка.

[..] Печатное слово, уважающее человека и несущее ему истину и добро, кажется, обречено если не на исчезновение, то на прозябание на задворках человеческой жизни.

Тема 1. Разум и познание. Их место и роль в жизни человека.

[..] Зададимся вопросом: кто умнее, у кого преимущество – у человека, который имеет разум и думает обо всем, кроме самого себя и своем разуме, т.е. думает бездумно, подобно тому, как отражает зеркало, т.е. механически (по большей части мы так и реагируем на мир)? Или человек, который не только имеет разум, но и думает о нем, знает его возможности и как он работает?

[..] Поэтому человека условно можно называть Homosapienssapiens, человеком, уразумевшим свой разум. 1Relevant: Metacognition

[..]  Ценить разум, понимать, что это большое преимущество человека, значит заботиться о нем, стараться знать о нем и его возможностях хотя бы в минимальной степени, культивировать в своем сознании и поведении разум и рациональный (но не холодно-рассудочный и мелочно-расчетливый) образ жизни. Разрыв между пониманием и оценкой является обычным и самым распространенным недостатком человека. 

[..] Свобода разума означает прежде всего отсутствие каких-либо абсолютных запретов на познание, отсутствие вещей или явлений принципиально запрещенных для разума. [..] Наряду с разумом в человеке и в мире есть бесконечно много другого, того, что не есть разум. Но он может обращаться ко всему и освещать все, на что обращает свой умственный взор, он может понять и объяснить (не заменяя, не подменяя!), в принципе, все. По крайней мере, в нем нет внутренних границ, и ничто и никто, кроме самого человека не может установить ему запреты (что в ряде случаев бывает необходимо и именно разумно 2Примеры того, когда это может быть необходимо и разумно: “Sometimes we have to take care of things. But we also have to take care of ourselves, as soon as is practical. It’s OK to lie to ourselves, but only when there is no other option. Then, we have to deal with our painful truths.”) или попытаться уничтожить или извратить его (что недопустимо). К последнему стремятся, в частности, практически все виды догматичных, фанатичных и тоталитарных идей и учений. 3Очень очень связано: Paul Graham — “What you can’t say”

[..] интеллектуальность, моральное и правовое сознание, способность роста и развития, более высокая креативность.

Но стержнем всего, главным действующим лицом, энергией и способом обретения всех этих качеств является разум. Следовательно, ему-то, уму-разуму, и нужно учиться. Но дело в том, что именно этому не обучают ни в школе, ни в вузах. Косвенно, стихийно или случайно на основе нашего опыта мы учимся повышать наш интеллектуальный потенциал и другие достоинства. Однако этот путь далеко не эффективен. К счастью, человечество накопило многообразный массив знаний, в котором есть знания и о том, что такое разум, как познавать и использовать его, как отличить истину от заблуждения, как избегать ошибок, обмана и манипуляций. Чаще всего эту науку называют теорией критического мышления.

К ней примыкают:

  • философия сознания (разума или мышления), психология сознания или когнитивная психология,
  • множество прикладных теорий: от концепций принятия решений до анализа психологии и методов обмана, самообмана и мошенничества.

[..] Главной задачей образования является научить человека жить настоящей жизнью, жить по истине, добру, справедливости и красоте в том мире, в котором этот человек себя обнаруживает, в котором он родился.

[..] Представьте себе человека, который всю жизнь провёл у замочной скважины, наблюдая за жизнью других людей. Является ли такая жизнь разумной, настоящей? Едва ли. Ведь если тебе что-то дано, а ты «закопал эти дары в землю» 4Притча о талантах, т.е. не использовал своих возможностей, то даже по Библии ты совершил тяжкий грех, а с точки зрения современного гуманизма ты по существу и не жил, т.е. не использовал свой шанс, своих возможностей, ты обокрал самого себя, прошел мимо жизни.

Будем честными и признаем, что каждый из нас использует лишь небольшую часть из имеющихся у нас по природе и обстоятельствам жизни дары и возможности. Но именно разум призван помочь нам повысить качество жизни, ее эффективность. Он может помочь нам наполнить ее смыслом и сделать счастливой. Для этого нужно просто обратить на него внимание и попытаться понять его, его возможности и принципы работы. И именно разум может научить нас познавать его самого и все остальное в этом мире.

Тема 2. Виды знания. Знание, неопределенность, неизвестность.

[..] Приходится признать тот факт, что слово «знание» вмещает в себя знание и о чем угодно, и какое угодно, т.е. знание истинное и ложное, благотворное и опасное, полезное и бесполезное.

[..] Профессор Д.И. Дубровский выделяет четыре базовых ситуации, в которых может находиться человек познающий: «1) знание о знании (когда субъект обладает некоторым знанием и в то же время знает, что оно истинно или оценивает его как вероятное, неточное и т.п.); 2) незнание о знании (когда некоторое присущее субъекту знание не рефлексируется, не осознается, пребывает на протяжении какого-то интервала в скрытой форме); 3) знание о незнании (имеется в виду проблемная ситуация, когда субъект обнаруживает и четко фиксирует свое незнание чего-либо определенного); 4) незнание о незнании (речь идет о предпроблемной ситуации; например, ученые XVIII в. не только ничего не знали о квазарах или молекулах ДНК и генетическом коде, но и совершенно не знали о том, что они этого не знают)»

[..] Если мы чего-то не знаем, то ситуация как минимум двояка: «не знаем» может означать «пребывать в заблуждении», если мы считаем, что мы знаем (хотя фактически заблуждаемся), а может означать «знание о том, что мы не знаем чего-то»

[..] ошибка, как и заблуждение, не выводят нас из незнания, хотя первая и сужает его область.

[..] Т.е. неопределенность в точном смысле есть квазинеизвестность (ложная, не настоящая неизвестность, как если бы бытие или ничто надевали одежды, делающие их невидимками, – ведь человек-невидимка не есть таковой сам по себе, он не неизвестность, он просто невидим для нас). Неопределенность – еще непознанное, но не неизвестное как таковое. Важно понимать, что между познанным и еще не познанным, с одной стороны, и, с другой стороны, неизвестностью как таковой, этим постоянным фоном или действительностью, которая окружает не только нас, но и всякую вещь и живое существо в этом мире, существует принципиальная разница, потому что известное и неизвестность не имеют между собой ничего общего.

[..] Подробнее о неизвестности см. Кувакин В.А., Ковалева В.П. Неизвестность. М. – Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика»; Институт компьютерных исследований, 2006. 5Оно на том же сайте?

Тема 3. Ошибка, заблуждение, обман. {.art-PostHeader}

 Если перед нами дерево, то это значит, что это не камень и не слон, не радуга и не комета… т.е. перед нами дерево, как бы незримо и неслышно окруженное бесконечным многообразием того, что не есть дерево. Дерево – это конкретное бытие, окруженное бесконечным отсутствием, небытием или ничто. Есть дерево, а весь остальной мир есть не-дерево, – так философским образом можно сформулировать связь бытия и небытия

[..] Правда, учитывая то, что третьей действительностью мира является неизвестность, то мы как бы получаем от нее разрешение говорить «не знаю», т.е. «может быть, да, а, может, нет», «возможно, так, а, возможно, иначе» и т.д. Это значит, что мы, люди ввиду трехмерной природы мира (три его «измерения» суть бытие, ничто, неизвестность) имеем права как минимум на три вида ответа: «да», «нет», «не знаю».

[..] имеем три разнокачественных суждения, которые мы можем определить как (1) истинные – «суждения бытия или о бытии»; (2) ложные, ошибочные – «суждения небытия или о небытии» и (3) неопределенные – «суждения неопределенности, неизвестности или о неизвестности».

[..] Признание возможности того, что в нашем знании есть ошибки и заблуждения, играет положительную роль, поскольку делает границы познанного открытыми пересмотру, динамичными и всегда способными раздвигаться, увеличиваться в ходе прогресса познания. Тем самым мы открыты для очищения нашего знания от ошибок и заблуждений. Это и психологически хорошо, так как избавляет от успокоенности, догматизма и консерватизма, закаляет характер, придает человеку познающему силу, мужество, гибкость и настойчивость в овладении истиной.

[..] Между тем, ошибка и заблуждение – это не одно и то же. Ошибка – результат непосредственного познания или действия. Заблуждение – результат определенного неадекватного, ошибочного отношения к ошибке. Это своего рода принятие ошибки как не-ошибки.

[..] Различают различные причины самообмана, главная – это боязнь свободы и истины как частное выражение бегства человека от реальности. Ведь признание истины, полученной благодаря разуму, обычно требует он нас соответствующих действий. Здесь свободный разум, который доставил нам истину, всегда ожидает не только принятия, но и действия по истине. А это может предполагать существенное изменение привычек, правил нашего поведения, образа жизни, наших ценностей или предпочтений, изменение отношений к людям и т.д. Свобода, как и истина – это источник хлопот, действий, активности. Нередко человек предпочитает, как ему кажется, простейший и наиболее легкий способ реагирования на действительность, открывающуюся в свободе и истине: уклониться от той и другой и… ничего не делать в надежде «на авось», что «пронесет» или «и так сойдет».

Особенно часто человек склонен к сокрытию истины о себе. Боязнь заглянуть в свое собственное сознание, посетить свой внутренний мир связана как с невежеством, так и с инстинктивным страхом увидеть там что-то такое, что может нас ужаснуть, открыть нам неприятную правду о самих себе. Современная психология доказала, что все эти страхи совершенно беспочвенны и только мешают человеку быть самим собой, настоящим, истинным. Страх перед своим я, своим внутренним миром, сознанием и самосознанием – это один из самых серьезных недостатков человека, отдающего себя во власть неподлинных способов внутриличностного общения, во власть темных инстинктов самосохранения, не имеющих ничего общего ни со свободой, ни с разумом.

В целом самообман следует считать одним из видов человеческой слабости, интеллектуальной и этической незрелости, хотя в ряде случаев он может поддержать жизненный тонус человека при решении им тех или иных задач. В этом случае самообман можно рассматривать как случай лжи во спасение самого себя. 6Опять же, см. вторую сноску

«Особенность самообмана состоит, очевидно, в том, что тут обманывающий, обманываемый и обманутый совмещаются в одном лице… Это относится и к отдельной личности, и к социальному институту, к группе, народу, человечеству».

Тема 4. Мошенничество и его виды.

К типичным чертам психологии мошенника относятся цинизм (бессовестность), бессердечие, лживость, жестокость, вероломство, изобретательность, информированность, изощренность и доведенные до степени искусства навыки обмана в своей сфере мошенничества, подозрительность, недоверчивость, гибкость и вероятностность мышления, его альтернативность и вариативность, готовность к неожиданным и нестандартным ситуациям, развитая психоэмоциональная сфера, определенные актерские навыки (лицедейство).

[..]

Обычно силой, притягивающей людей к гаданиям и гадалкам, является наше желание знать будущее. Эта потребность может быть стимулирована экстраординарными обстоятельствами жизни: болезнью, каким-либо несчастьем, обрушившимся на человека. Сгустившаяся вокруг человека атмосфера неопределенности, неизвестности при общем невысоком уровне образованности и культуры также может быть причиной обращения к профессиональным гадалкам, зарабатывающим свой хлеб обманом, как правило, сладкой ложью.

Тема 7. Лженаука.

Квазинаука – это область такого знания, в котором в разной степени и пропорции содержатся ложные и, возможно, истинные утверждения и которая может содержать утверждения как фактуального, так и сфальсифицированного характера.

Образно говоря, это что-то близкое к науке, но не наука.

Лженаука – это такая теоретическая конструкция (и, не исключено, соответствующая ей практика), содержание которой, как удается установить в ходе независимой научной экспертизы, не соответствует ни нормам научного знания, ни какой-либо области действительности, а ее предмет либо не существует в принципе, либо существенно сфальсифицирован.

Между тем, все идентифицированные выше феномены объединяет одна общая черта – их претензия быть истиной и иметь статус науки. К этому следует добавить, что, если установлена ошибочность того, то первоначально можно было квалифицировать как квазинауку или паранауку, то они переходят в разряд псевдонауки или лженауки.

Отдельная проблема – это антинаука. К антинауке относятся различные доктрины и практики, которые рассматривают науку как зло, источник человеческих несчастий, как угрозу самому человеческому существованию. В современном мире нет сколько-нибудь организованных форм антинауки. Ее идеи разбросаны в концепциях постмодернизма, иррационализма, в различных религиозно-мистических учениях. Однако в ряде случаев антинаучные настроения могут приобретать поддержку малообразованных или отсталых слоев населения, а также в условиях теократических режимов типа талибана, когда наука и просвещение практически отвергаются, заменяясь средневековыми законами шариата.

С точки зрения научного скептицизма, являющегося важной компонентой свободного исследования, особенно важно установление типичных признаков и истоков квази- и лженауки.

Среди многочисленных факторов, порождающих эти квази- и псевдоценности, можно выделить методологические, мировоззренческие или идеологические, психологические, социологические и экономические или прагматические. Как правило, все они связаны между собой и не проявляются в своем чистом и изолированном виде.

  1. Методологические: исследователь склонен пренебрегать деталями, всесторонностью и тщательностью эксперимента или игнорировать влияние на предмет всех вовлекаемых в изучение фактов. В ходе дальнейшего исследования ошибки накапливаются, результаты экспериментов подгоняются под исходные данные, и возникает фантомный продукт, выдаваемый за научное достижение.
  2. Возникновение паранауки вследствие принципиальной неполноты наблюдательных или экспериментальных данных, когда исследователь впадает в соблазн рискованных обобщений, в итоге не оправдывающих себя, но лишь порождающих неполноценную теорию.
  3. Произвольное использование терминов и их неправомерная экстраполяция на другие области знания. Хорошо известно, как произвольно трактуются в околонаучной литературе такие фундаментальные понятия, как «поле», «энергия», «информация», «аура» и многие другие. Любопытна трансформация слова «аура». Его первоначальный смысл – веяние (от греческого áura) чего-то ядовитого, тлетворного и смертоносного. Аурой естествоиспытатели называют местности, зараженные, скажем, ядовитыми испарениями или газами. Однако, видимо, по эстетическим причинам («красиво звучит») или в результате стихии моды это слово приобрело особый «романтический» смысл и стало исключительно популярным в квазинаучной или мистической литературе.
  4. Произвольное толкование или изобретение терминов-пустышек сочетается с нарушением принципа, так сказать, финитизма научных понятий, т.е. пределов применимости научного термина, которые определяются максимально строго для каждой области научного знания.
  5. Односторонность обоснования полученных результатов. Этот признак квазинауки проявляется в том, что подбираются аргументы и данные только в пользу «своих» результатов и закрываются глаза на данные, противоречащие заявленным идеям.
  6. Нарочитое усложненное изложение сути дела, когда используются не только сложные термины, формулы или понятия других областей знания, но и изобретаются совершенно новые. Эта наукообразность легко обнаруживается, если попытаться упростить объяснение и истолковать его в хорошо определенных терминах. В результате такой операции нищета нарочитой премудрости оказывается очевидной.
  7. Введение в оборот заведомо неверифицируемых, т.е. в принципе не проверяемых и потому не подтверждаемых и не опровергаемых независимыми экспертами положений. Так, адепты «торсионной теории» А. Акимов и Г. Шипов утверждают, что могут управлять так называемыми торсионными полями, хотя современная наука еще не разработала экспериментальной базы для обнаружения и работы с такого рода теоретически допустимыми полями.

Другими признаками работ псевдоученых являются:

– нередкое отсутствие у таких псевдоученых профессиональных знаний в той области, к которой относится предлагаемая ими теория;
– бедное или одностороннее цитирование научных источников;
– авторы не публикуют свои результаты в научных рецензируемых (т.е. наиболее серьезных и авторитетных) журналах; напротив, отмечается стремление обращаться через головы экспертов непосредственно к «народным массам», к журналистам и прессе, рассчитанной на невзыскательных или просто невежественных людей;
– в таких работах совершаются «революционные» перевороты в фундаментальных науках, методах лечения, образования и т.д., опровергаются или изобретаются новые фундаментальные законы, не согласующиеся с уже известными;
– стремление обещать как можно больше сенсационных практических результатов своих «открытий»;
– апелляция не столько к научным авторитетам, сколько к возможным потребителям «революционных переворотов», а также к потенциальным инвесторам;
обвинения «официальной науки» или научного истеблишмента в догматизме, консерватизме, снобизме и бюрократизме, в гонениях на «подлинных» революционеров мысли, в «зажиме» истинных гениев и т.д.

Тема 10. Аксиомы здравомыслия, характеристики правильного мышления {.art-PostHeader}

[..] Назовем правильным такое мышление, которое обеспечивает максимально быстрое и адекватное понимание ситуации и наиболее эффективное решение возникающих в ней проблем. [..] можно сказать, что правильным будет мышление достоверное, надежное, прямое, понятное (логически связное и ясное), свободное, аргументированное, критическое, скептическое, откровенное, искреннее, честное и практичное. Будет не лишним добавить к этому и такие слова, как последовательное и непротиворечивое.

Выражение «правильное мышление» включает в себя три группы определений или понятий:

  1. собственно логические
  2. критические, связанные с критикой суждений или аргументов оппонента или поиском в них ошибок или фальсификаций, также как, впрочем, и с самокритикой (контролем) собственного хода мышления, с выдвижением собственных аргументов и их защитой
  3. (3) этические, относящиеся прежде всего к интеллектуальной честности субъекта суждения или рассуждений. +
  4.  научность (грамотность) мышления
  5. его зрелая, богатая психология. Все вместе это составляет стиль современного, продвинутого мышления.

Разумеется, границы между выделенными сторонами мышления условны, но важно подчеркнуть, что речь идет о реальном, практическом процессе мышления, а не об абстрактно-логических теориях и формулах.

В отношении мышления аксиомы, т.е. положения, принимаемые без доказательств в силу их самоочевидности, достаточно просты и единственное, что здесь требуется, – это запомнить и постараться придерживаться их в жизни.

  1. истина скорее объективна, чем субъективна, она скорее открытие, чем изобретение;
  2. если два суждения (здесь-и-теперь относительно одного и того же явления или процесса, добавлю я) противоречат друг другу, то одно из них должно быть ошибочным;
  3. человеческий разум может ошибаться;
  4. идеи имеют свои последствия.

Четвертой аксиоме мышления – «идеи имеют свои последствия» – я бы дал более сильную формулировку: идеи обладают силой, их действия и последствия могут быть мощными и непреодолимыми.

Когда мы имеем дело с этой стороной мышления как процесса имеющего дело с идеями: их производством, передачей, уничтожением или опровержением, – то важно помнить, что за всякой идеей есть ее какой-то собственный призыв или требование следовать ее указаниям, т.е. что-то как-то делать или чего-то каким-то образом не делать. Этот призыв становится призывом к другим людям, когда мы сообщаем им какую-то идею. Поэтому бывает не лишним задуматься о последствиях, о возможных действиях людей, если они будут подчиняться командам этих идей. Идеи могут лечить и убивать, они могут поддержать или сбить человека с толку, они могут возвысить или унизить человека.

Какие выводы мы можем сделать из этого «энергетического» свойства идей? По меньшей мере три:

  1. ценность любой идеи ниже ценности человека, его благополучия, здоровья и жизни. Поэтому важно признавать первичность ценности человека и вторичность идей. Не идеям принадлежит человек и его жизнь, а идеи принадлежат человеку и являются его слугами и друзьями. Если же хозяином внутреннего мира индивида становятся идеи, то они оказываются настоящими деспотами и врагами человека.
  2. Следовательно, второй вывод связан с процедурой контроля над идеями и их последствиями, с пониманием того возможного эффекта, который может произвести та или иная идея в жизни человека, если ей «дать волю».
  3. мы ответственны за последствия идеи, когда «засылаем» ее в сознание другого человека. С другой стороны, мы должны быть столь же грамотными и осмотрительными, когда обнаруживаем ее в качестве пришельца нашего внутреннего мира. [..] Чтобы не приносить людям не заслуженных ими неприятностей, не травмировать их, мы должны понимать или чувствовать, как «слово наше отзовется» в душе другого человека. Понимание этого делает наше мышление гуманным, позитивным, эффективным и минимально опасным для окружающих. Такое мышление можно называть цивилизованным или культурным мышлением. Оно является необходимым условием установления плодотворных контактов между людьми, условием конструктивного взаимовыгодного партнерства, взаимного уважения и дружеских связей.

Тема 11. Общие свойства мышления. {.art-PostHeader}

Рефлективность, отражательная способность роднит сознание и мышление: сознание отражает все то, что попадает в его сферу, мышление также работает с материалом внешнего мира и может обращаться на самого себя, скажем, в анализе своих содержаний, форм, механизмов проявления.

Рефлексия (отражение) – это способ удержания человеком (в виде отражения) объективного мира, который составляет основное содержание нашего мышления. Но не менее значимо и то содержание нашего мышления, которое связано с мышлением человека о самом себе и своем мышлении. Я имею в виду мысли о себе не просто как о «вещи среди вещей», но и как о существе, обладающем внутренним миром, сознанием и мышлением, т.е. это и субъективный (человеческий) образ субъективного (человеческого) мира. И этот мир также находится в нашем мышлении вместе с запечатленном нами миром окружающей действительности.

Но, быть может, это не так? Отражает ли наше мышление само себя? Как кажется, нет. Разве может зеркало отразить само себя? Нет, не может. Однако мышление как рефлексия отличается от зеркала именно тем замечательным качеством, которое позволяет ему, не прекращая одного процесса рефлексии (отражать и осмыслять мир), наблюдать за самим собой, за самим процессом отражения. Этот, второй вид рефлексии мы можем назвать саморефлексией, интроспекцией, но проще – видом интеллектуального самосознания, мышлением, которое одновременно осознает само себя, сопровождает и как бы видит, наблюдает со стороны за процессом отражения человеком мира и за самим мышлением.

[..]вторичная рефлексия (как бы второй этаж мышления) является одним из средств обеспечения безопасности человека, средства, предохраняющего его от поспешных и рискованных действий. В истории хорошо известна теория воздержания от суждений древних греков. Саморефлексия в чем-то схожа с нею, но это активное воздержание, т.е. процесс деятельного отражения того, что отразилось в сознании и того, как это отражается им. Такая рефлексия близка состоянию деятельного сомнения. И то и другое, по меньшей мере, суть время для размышлений, предшествующих решению, выводу и действию.

Строго говоря, самосознание как отражение того, что отразилось в сознании – это нейтральное, чисто познавательное отношение к содержаниям сознания и формам мышления. Речь в данном случае идет об отражении и познании того, что и как мы познаем. Результатом этого становится знание или понимание того, что мы знаем или понимаем и того, как мы это знаем или понимаем.
Другими формами сложной рефлексии, о которых речь ниже, являются скептицизм и критичность. Они близки друг другу, но в некоторых отношениях и различны.

Не менее значимым качеством деятельного разума является вопрошающий характер мышления, его способность формулировать вопросы. Вопрос – начальная форма активного отражения, начало осмысления. [..]  ценность вопросов несомненна. Если человек спрашивает, то он активно думает. Вопрос – мощнейшее орудие познания, это тот снаряд, который мышление забрасывает в неизвестность, в мир, который нужно понять, в любую проблемную ситуацию. Но в отличие от боевого снаряда вопрос как снаряд не разрушает ситуацию, но начинает прояснять и разрешать ее. Вопрос означает, что мы начали процесс исследования, анализа, осмысления и т.д. Правильно сформулированный вопрос – это уже половина дела.

[..]

Столь же важно не терять и чувство юмора, помня о том, что идеи уходят и приходят, а человек остается. Или, говоря иначе, идей и вопросов много, а я один и потому ценность меня как человека заведомо больше, чем тревожащих меня вопросов.

 Тема 12. Логика критического мышления.

Критичность – это одно из проявлений более общей способности мышления, его рефлективности. Критичность и самокритичность входят в стиль правильного мышления. Эти качества столь важны, что нужно дать им более подробный анализ как комплексу характеристик и процедур правильного мышления.
Существуют выработанные жизнью и научным исследованием правила критического мышления, которые не являются абсолютными и окончательными, но они достаточно надежны в нашей практической деятельности, обучении и познании.

  1. Опровержимость (фальсифицируемость), одно из наиболее фундаментальных правил ясного мышления относительно заявлений о конкретных фактах, событиях или явлениях. Должна иметься возможность представить такие доказательства или основания, или условия, данные или признаки, которые доказывали бы несостоятельность или невозможность предлагаемого нам свидетельства или заявления. 
  2. Логичность. Любой аргумент в защиту высказываемого заявления должен быть логически строгим. Правила вывода должны соблюдаться корректно и последова­тельно.

  3. Всесторонность. Свидетельство, предлагаемое в качестве основания какого-либо заявления, должно быть исчерпывающим или достаточным. Ина­че говоря, должны быть учтены все доступные данные. Противоречивые или отрицательные данные, обычно игнорируемые защитниками высказываемой точки зрения, должны не­пременно учитываться для проверки достоверности утверждения.

    </li>
  4. Честность (искренность). Честность предполагает свободу от самообмана, принятие отрицательных результатов, способность изменить точку зрения или позицию под давлением очевидных данных, противоречащих первоначально высказанному суждению. Особое значение имеет интеллектуальная честность в различных мировоззренческих ситуациях, когда речь идет о столкновении истин разума и различных моральных, религиозных, семейных, культурных и иных ценностей. В этих случаях вступают правила свободы совести, ответственности и взвешивания последствий. Однако в рамках самого научного познания честность – это честное принятие как подтверждения результата, так и ошибки. Это смелость признать то, что открывает разум и показывает эксперимент или опыт.

    </li>
  5. Воспроизводимость (повторение, репродукция). Воспроизводимость объявленного результата или обнаруженного феномена предохраняет от ошибки, упущения, обмана, совпадения или случайности. Если показания, связанные с тем или иным свидетельством, основаны на экспериментальных данных, независимые эксперты должны будут получить такие же результаты.

    </li>
  6. Достаточность (достаточное основание). Аргумент о том, что утверждение не было опровергнуто, не является доказательством его истинности. Если отсутствие не подтверждающих свидетельств считать достаточным для признания утверждения истинным, то тогда мы можем «доказать» все, что только можно себе представить. Проще говоря, отсутствия опровергающих фактов недостаточно, должно быть и подтверждение, т.е. свидетельства в пользу высказанного суждения, а не только допущения о возможности его опровержения.

       [ + ]

    1. Relevant: Metacognition
    2. Примеры того, когда это может быть необходимо и разумно: “Sometimes we have to take care of things. But we also have to take care of ourselves, as soon as is practical. It’s OK to lie to ourselves, but only when there is no other option. Then, we have to deal with our painful truths.”
    3. Очень очень связано: Paul Graham — “What you can’t say”
    4. Притча о талантах
    5. Оно на том же сайте?
    6. Опять же, см. вторую сноску